Город. Постапокалипсис

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Город. Постапокалипсис » Анкеты » Stefan Gärtner


Stefan Gärtner

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

1. Имя/Фамилия:
Стефан (Стеф) Гертнер | Stefan Gärtner

2. Раса/Каста:
Вампир/Алирэ.

3. Пол:
Мужской

4. Возраст:
34 года

5. Способности:
Зазеркалье - Возможность путешествовать через зеркала. Также способность подсматривать за действиями других через зеркала, как через портал; можно считывать информацию через зеркала, в которые смотрелся кто-то ранее.
После использования данной способности непродолжительное Стефан путает право и лево, частично теряет ориентацию в пространстве.
Как развитие способности можно выделить не только считывание информации с зеркал о тех, кто в них смотрелся ранее, но и управление отражениями, создание иллюзии для того, кто в данный момент смотрится в зеркало.
Исцеляющие свойства крови - Если у вас открытая рана, то она тут же регенерирует, так как выступившая кровь моментально ее залечит. Своей кровью можно исцелять и чужие раны. Из-за наличии данной способности ужасно переносит лекарства и любые медицинские препараты.

6. Ориентация/Девственность/Сексуальные предпочтения:
Интересуется только мужчинами, с женщинами предельно вежлив.
С девственностью расстался в юношеские годы, уже не помнит, с кем это было.
Может быть крайне требователен к партнеру и наказывать за малейшее ослушание, нередко сразу дает понять, что он – главный и не потерпит неподчинения, одновременно может не возражать, если партнер проявляет инициативу. Может же напротив, быть безгранично внимательным и ласковым к любовнику, всячески ублажая его.

7. Род деятельности:
Владелец собственного бизнеса по очистке земель.

8. Внешность:
Его мать всегда говорила, что Стефан весьма красив, и переживала, что ее сына похитят и отправят работать в какой-нибудь бордель из-за милой мордашки. В одном она была права – юный Алирэ был дивно хорош, то ли потому, что принадлежал к определенной касте, то ли потому, что унаследовал гены матери. Везучий паренек получил в наследство выразительные голубые глаза, белоснежные волосы, при холодном свете отливающие серебром, всегда идеальный цвет лица светлого оттенка, правильные черте лица, крепкое, подтянутое телосложение.
Впрочем, культа из своей внешности Стефан не делает, и чаще всего светлые волосы растрепаны и вьются, ладная фигура скрыта неброской, но качественной одеждой. Безусловно, исключительно как дар свыше свой облик Стефан не воспринимает, и в меру, когда не лениться, занимается собой. Гены генами, но без должного ухода даже самая идеальная фигура лишиться своей притягательности. Он совсем не считает себя серой мышью, но и выделяться не слишком любит, считая, что его и без лишних заморочек заметит тот, кому он интересен.
Главным своим достоинством он может назвать глаза, нередко передающие больше эмоций, чем мимика лица и жесты. К слову, Стефан не слишком эмоционален при разговоре, скорее отстранен и сосредоточен на деле, в том случае, если речь идет о коммерции. Если же ему доводиться вести непринужденную беседу, настроение Гертнера угадать достаточно просто по его поведению, ведь он и сам хочет, чтобы его поняли.
В гардеробе у него можно найти огромное количество шелковых рубашек, самых различных холодных оттенков, многочисленные кожаные брюки порой с невероятной, но не кричащей отделкой, под стать им сапоги и плащи.

9. Характер:
В силу того, что уже с раннего детства Стефану приходилось принимать изрядное количество самостоятельных решений, влияющих на его жизнь, он достаточно рано стал независимым от матери, по собственному мнению. Кто-то скажет, что это идет на пользу, но нет, не в случае Гертнера. Чрезмерное стремление всё делать в одиночку сделало его замкнутым и необщительным, когда речь заходит о большом скоплении людей. Одновременно с этим он нисколько не стеснителен, и если ситуация требует его участия – выступит, с подбором нужных слов трудностей Стефан не испытывает. Как следствие из этого, от него можно услышать достаточно резкие слова в свой адрес, но Гертнер прямолинеен и предпочитает говорить правду, какой бы неприятной она ни была. Может он и послать, и его не волнует, что потом о нем скажут. В такой манере он может разговаривать с кем угодно: от клиентов до любовников, угрызения совести его никогда не мучили. Однако конфликтной личностью назвать его нельзя, без имеющихся на то оснований Стефан никого не провоцирует, скорее он будет долго наблюдать за интересующим его объектом, прежде чем решит сделать шаг навстречу. Или не будет наблюдать, малая толика спонтанности в нем все же есть.
В редкие моменты Стефан преображается и становится совершенно другим человеком, совершающим поступки, противоречащие его натуре. Случается это в присутствии единственного очевидца – Микаеля, да и то не слишком часто. То он готов носить на руках обожаемого альбиноса и сдувать с него пылинки, то совершенно не замечает, что бы Мика не делал, то требует полного послушания – словом, угадать, что у Алирэ на уме не так уж и просто, и самый проверенный способ – спросить прямо.
К слову, повиновение в его понимании – вещь довольно условная и относится разве что к Микаелю. Сам Стефан поддерживает мысль о равенстве, которое может и должно быть, но не ценой полного подчинения одной стороны другой.

10. Биография:
Он никогда не знал, что такое – нормальное детство. Мать воспитывала его одна, много работала, проводить достаточно времени с маленьким Стефаном не могла, работала, не жалея себя. Первыми словами, хотя и достаточно поздними, тогда Стефу было около 3-х, его были не типичные «мама», «папа» или что-то из этой серии, а вполне осознанная фраза «я буду защищать тебя». Даже маленький, он понимал, что кроме матери у него нет никого, ни единый родственник не хотел помочь им, тем более отец, весьма скоро отказавшийся от сына и возлюбленной, едва новость о беременности стала ему известна. Что поделать, безответственный Алирэ и мечтательная Солиа, грезящая о лучшей жизни для своего малыша, весьма распространенное явление.
Он никогда не знал, что такое – полноценная, нормальная семья, и с непониманием смотрел на сверстников, живущих с отцом и матерью, но ничуть не страдал от этого. Разве можно страдать от того, чего никогда не имел? Стефан не считал, что он хуже или лучше других, единственным его отличием являлось то, что он был тем самым Алирэ, принадлежащем к иной касте, чем все его окружение. За это иногда влетало от мальчишек, и возвращаться домой с синяками, разбитым носом и стертыми до крови кулаками было для него привычным делом.
Он считал, что всегда сможет защитить свою мать, что бы ни происходило в ее жизни. Но по большей части защита проявлялась в заботе, уходе за матерью и неустанным наблюдением. Она никогда не приходила в пустой дом, в нем всегда был порядок и самый заботливый на свете сын. Но возраст брал свое, Солиа стала угасать, по-прежнему пропадая днями на тяжелой работе. Впоследствии Стефан невероятно сильно корил себя за то, что давал матери возможность работать в ее возрасте, укор перерос в комплекс, парень о нем не распространяется, но оскорблять женщин в его присутствии не стоит.
В 8 лет ему предстояло сделать решающий выбор в своей жизни: согласиться жить в приюте или на улице. Оба варианта не нравились парнишке, но деваться было некуда, и крыша над головой была все же предпочтительнее. Едва он успел привыкнуть к строгим правилам приюта, как за ним явились, причем не кто иной, как его родной отец. Неизвестно, почему Кристéр сделал то, что сделал, совесть ли заела, или он осознал, что возраст рано или поздно возьмет свое, или что Стефан мало того, что его сын, еще и Алирэ, а значит может продолжить род, но через несколько дней старший Гертнер забрал Стефана в большой дом, где он должен был изучать отцовское дело. Вот так, в один момент, у Стефана появилась фамилия, дающая право ему называться Алирэ, четкая цель в жизни и незнакомый человек, всеми силами старавшийся быть ему хорошим родителем.
Отчасти Стефан понимал, как тяжело Кристéру привыкнуть к малознакомому пареньку, пусть и сыну, но общего у них не было ровным счетом ничего. Оба относились друг к другу с пониманием, бывали и ссоры, временами они не разговаривали друг с другом днями, но это проходило быстро, ни единого раза Стефан не думал о том, чтобы уйти от отца, а тот, в свою очередь, не думал о том, чтобы выгнать Стефана на улицу.
Со всей старательностью Стефан в суть отцовского бизнеса, и первые пару лет он казался ему не самым плохим, все-таки, очищение почвы для дальнейшего ее использования в земледелии, клиентами Кристéра были и Алирэ, и Солиа, первые, разумеется, чаще, ну а с другими преимущественно работал Стефан. По юношеской наивности верил, что он делает добро для всех, ведь до сих пор выращивание хозяйственных культур не приобрело всеобщего масштаба, а Стефан… он стремился, чтобы каждый мог себе это позволить.
Наивные мечты потерпели крах, когда к парнишке предложили использовать земли в ином варианте, чем он привык. Закапывать трупы. Мол, почва и так вредна, хуже не станет, мертвецы не ходят. О такой ереси он и подумать не мог, не желал он связываться с подобными махинациями, но отец достаточно быстро объяснил ему, что не всегда можно вершить только благо, что не везде они могут помочь, а деньги остаются деньгами, они не могут ничего рассказать.
Несколько ночей подряд Стефан мучился бессонницей, пока ему снова не предложили снова использовать непригодную для выращивания землю для захоронения трупов неизвестных. Парень дал свое согласие только при условии, что будет сам присутствовать при погребении. Хотя какое погребение, несколько ям, несколько трупов, разве что закопали их на совесть. Не слишком законные действия, прямо сказать, нелегальные, за такое и посадить могли, но Стефан поступал так из нужд обратившихся к нему людей, а не только из своих личных побуждений.
Несколько следующих ночей вновь лишили Стефана покоя, он до последнего хотел верить, что поступает правильно, но совесть говорила обратное. Решение далось нелегко, но все же младший Гертнер стал чаще соглашаться на темные сделки, пусть речь шла лишь о захоронении трупов, а не ядовитых отходов, которых и без того хватало повсюду.
Как из  милого и заботливого мальчишки вырос холодный и равнодушный Алирэ, он не успел понять. Одним будничным днем он заявился к отцу с требованием, что хочет вести дела отдельно, не завися от Кристéра. Такое решение было вызвано не сколько желанием быть самостоятельным и не зависеть от старшего родителя, сколько желанием Стефана отгородить отца от незаконной части бизнеса. К требованию Стефана каждый из них подошел со своей стороны, но итог был в пользу парня – он стал вести бизнес сам, не полагаясь на помощь свыше.
Стремясь стать как можно более независимым, Стефан связался не только с криминалом, но и с контрабандистами, временами используя свои связи для самых разных целей, нарушая все законы и порядки. Как его не отправили в тюрьму – известно лишь его финансисту и первому помощнику, но они молчат, как бы их не расспрашивали.
За долгие годы Стефан не стремился ни с кем сближаться, да многих его занятие отталкивало, что неудивительно. Были короткие отношения, основанные на общем деле, но длились они всегда недолго, ровно до того момента, как одна из сторон получала желаемое.
Единственный раз Гертнер проявил интерес сам, и совсем не без причин – уж слишком часто его пути пересекались с неизвестным Микаелем Нави, слишком часто он слышал это имя, слишком часто он мешал Стефану вести дела. Надолго терпения Алирэ не хватило, и через пару месяцев неудач он смог организовать встречу с Нави, если это конечно можно было назвать встречей: Микаеля подкараулили, оглушили, связали, и в связанном состоянии привезли домой Стефану. Сперва он не знал, что делать с пленником, особой жестокость Гертнер за собой не замечал, но желание осадить наглого Солиа и показать, кто здесь главный, было огромным. Впервые ему захотелось истязать кого-либо, впервые захотелось видеть страх в чужих глазах, знать, что это он сам – источник страха. Следующую неделю Микаель ни разу не покидал дом Алирэ, а Стефан вволю удовлетворял свою новость страсть к порабощению. Он еще не сразу понял, почему именно с Нави его обуревали такие желания, почему именно с ним он мог раскрепоститься и дать себе волю, пока не осознал, что альбинос был именно тем Солиа, в котором он всегда нуждался. Пытки стали не такими жестокими, Стефан словно другими глазами взглянул на своего пленника, и когда тот был в сознании, предложил взаимовыгодное сотрудничество и свое покровительство в обмен на то, чтобы Микаель был с ним. Ясное дело, отказа он не ждал, как и безоговорочного согласия, но в который раз предложение пришлось по душе обоим сторонам. Их отношения идеальными назвать не мог бы ни один, ни второй, Стефан мог днями не замечать альбиноса, а потом набрасываться на него и мучить до потери сознания, или же наоборот, видел в нем только изумительного любовника.

11. Отношение к бунту:
По зрелому размышлению, противник бунта, однако хочет, чтобы нынешнего разделения на касты не было.

12. Прочие умения:
На удивление ловко справляется с механическими замками, божественно управляется с отмычкой, всегда носит одну с собой; способен выбивать суставы в пальцах, чтобы снимать наручники. Кто научил – не признается.

13. Что-то еще?
На 2 года покидал город, для установки новых выгодных партнерских связей.
Страдает герпетофобией.

14. Пробный пост:
-----------------

15. Связь с вами:
Писать сюда - seth.weissinger@gmail.com и сюда - http://vkontakte.ru/weissinger
Сперва представляться.

16. Желаемый статус:
Чистосердечный мизантроп (на первое время)

17. Как часто сможете появляться:
Еженедельно с пятницы по понедельник.

18. Откуда вы про нас узнали?
Ссылку с паролем от старого профиля не удалил с почты.

19. Код правил:
Cadmea Victoria

20. Ссылка на рекламу:
-----------------

Отредактировано Стефан Гертнер (2012-03-28 22:55:23)

0

2

Стефан Гертнер написал(а):

Она была наделена восхитительной внешностью, которую частично и унаследовал Стефан, являясь обладателем выразительных голубых глаз, белоснежных, при холодном свете отливающих серебром, волос, всегда идеального цвета лица светлого оттенка, правильных черт лица и крепкого, подтянутого телосложения.

перефразируйте, пожалуйста. Несколько не понятно кто, кого, где, куда и как...

Стефан Гертнер написал(а):

9. Характер

эта графа как-то ненавязчиво скатилась не в характеристику персонажа, а в биографию... подправьте, будьте любезны.

Плюс, хотелось бы пояснений, а откуда, собссно говоря, у персонажа нарисовался папаша? Тем более Алирэ. Если он Алирэ, разумеется. А то этот вопрос как-то... тоже несколько размыто освещен.

Стефан Гертнер написал(а):

18. Откуда вы про нас узнали?
Ссылку с паролем от старого профиля не удалил с почты.

мммм... могу я поинтересоваться, а какой у вас был старый профиль?

0

3

Стараясь уважать труд проверяющего, задам несколько вопросов.
1. Стоит ли что-либо дописывать/переписывать при таком количестве ошибок?
2. Если переписывать и прочее, сутки на исправление дается? С работы никак не выбраться полноценно на форум, а вне личного ноута нахожусь 12 часов.
3. Пункт про отца ускользнул, т.к. писалось изначально две биографии, первый вариант показался негодным и был отправлен вон с компа (совсем). Косяк, не отрицаю. Каким образом вставить недостающую часть, чтобы Вам было понятнее, кто и откуда взялся? В самое начало поставить кусок как оффтоп или тут на пальцах объяснить?
4. Про профили уже говорил, упоминал все 3. Что на этот раз изменилось?

0

4

Стефан Гертнер,
1. При таком количестве ошибок? О, у вас их всего две. Так что, в принципе, почему нет?
2. Вообще сутки, но всегда же можно договориться. Было бы желание.
3. Как вам будет удобно.
4. К своим игравшим придираюсь меньше.

0

5

1. Это пока ошибки две, про орфографию и пунктуацию еще не говорили, а там... самое вкусное, как и положено.
2. Тогда сутки попрошу, постараюсь уложиться, но честно, обещать не могу, что сделаю в срок.
3. Я подумаю над лучшим вариантом, может и вписать как получиться, как знать.
4. Это же не повлияет никак на те ошибки, что уже сделаны)

0

6

Ну не настолько же я дурак. Насчет отца, цитирую:

"Даже маленький, он понимал, что кроме матери у него нет никого, ни единый родственник не хотел помочь им, тем более отец, весьма скоро отказавшийся от сына и возлюбленной, едва новость о беременности стала ему известна. Что поделать, безответственный Алирэ и мечтательная Солиа, грезящая о лучшей жизни для своего малыша, весьма распространенное явление."

"Едва он успел привыкнуть к строгим правилам приюта, как за ним явились, причем не кто иной, как его родной отец. Неизвестно, почему Кристéр сделал то, что сделал, совесть ли заела, или он осознал, что возраст рано или поздно возьмет свое, или что Стефан мало того, что его сын, еще и Алирэ, а значит может продолжить род, но через несколько дней старший Гертнер забрал Стефана в большой дом, где он должен был изучать отцовское дело."

Момент с отцовством нарочно освещен мало, потому как о безответственности отца Стефана говорить можно много, но это будет лишняя история, не влияющая в данный момент на поведение пенсонажа.
Если на пальцах: папашка, только узнав, что его ненаглядная от него залетела, тут же послал ее подальше, мелкий ребенок был ему не нужен. А вот когда Стефан подрос, отец взял его себе на правах единственого родителя.

п.с. Выбрался на форум с работы через известное место, буду держать пальцы скрещенными, чтобы не заблокировали абсолютно всё после этого.

0

7

Хм, внес исправления, оценивайте.

0

8

Стефан Гертнер,

Стефан Гертнер написал(а):

. Это пока ошибки две, про орфографию и пунктуацию еще не говорили, а там... самое вкусное, как и положено.

Если вы уже тут не первый раз, то должны были уже со мной сталкиваться) При проверке анкет я имею дурную привычку выставлять сразу и полный счет. К орфографии/пунктуации у меня претензий нет)

насчет отца как-то было непонятно. Спасибо, что разъяснили.

Как бы все. У меня больше претензий нет

0

9

Принят.

0


Вы здесь » Город. Постапокалипсис » Анкеты » Stefan Gärtner